Cамоосвобождающаяся игра

ТРЕТЬЯ ПЕЧАТЬ – МАСКА Печать

Одна из самых изящных и путанных фигур в танцевальной драматургии Самоосвобождающейся Игры, тем не менее, наиболее ярко отражающая утверждение что - «Мир устроен затейливо и изящно!» 104

Итак, МАСКА! 105 Один из самых больших друзей на территории игры в самоосвобождение!

Ведь кем мы себя видим, тем мы и становимся. То есть, какую маску мы на себя примеряем, та и прирастает, в итоге, к нашему лицу. И потом подстраивает нас под свой размер, фактуру, цвет, масштаб и т.п. Это общеизвестно! А что не-известно? Неизвестно то, что МАСКА – это один из самых мощных наших защитников! И чтобы понять, о чем идет речь, достаточно вспомнить легендарный фильм «Маска», с неутомимым Джимом Керри 106, или шальные театральные фантазии блистательно-порочного Джона Малковича, или моего «маленького боцмана», который благодаря стихийно возникшей маске, вошел в ледяную воду и поплыл. Одним словом, технологии владения «искусством маски» – один из стерждевых моментов всей Алхимии. И все вращается вокруг правильного его понимания!

Итак, вот он – НАШ САМЫЙ БОЛЬШОЙ ДРУГ!

Фокус в том, что МАСКА (например, красный нос клоуна, созданный Пьером Биландом, самая маленькая маска в мире) не обязательно должна быть на лице. Ее можно представлять в любой части тела, визуализировать разные ее формы, например, на Сцене Сердца. Таким образом, надевая маску, мы можем транслировать в мир основной клоунский принцип, точно так же, как одели бы ее на лицо.

Итак, вот он, тот штрих – вокруг которого все вращается. Тот центр тяжести, который и разворачивает вокруг себя бесстыдную фантазию о роли. Внешне, этим штрихом может стать что угодно: прищур, подводка глаз, мушка, усы, шрам, локон страсти, отсутствие зуба, некий специфический жест, часть одежды, предмет, реплика, интонация, и т.д. и т.п. Внутренне, это может быть: смысловая формула, идея, возбуждающая нас иллюстрация, наш персональный комплекс, эмоциональное состояние, миссия и многое, многое другое. Все это может быть маской скрывающей нас от ужаса Пучины Многоглазой, от ужаса кровососущего безумия зрительских глаз.

Итак, фактура артистической свободы – это фактура смерти личностного, или – фактура точно найденной маски! 107 Если угодно, то – преодоление двойственности происходит именно благодаря виртуозному использованию МАСКИ! Именно «клей маски» склеивает внутреннее и внешнее в одно неделимое целое! Таким образом, пространство удерживает свою целостность за счет немыслимо огромного количества масочных прослоек, призваных уплотнять пространство, придавая ему реальность! О, как!

Маской может стать все что угодно! Например, стиль игры, как например ката в театре «Кабуки». Это система определенных ограничений, которые актёрам не разрешается нарушать. То есть, они должны играть в рамках стиля. Но они имеют право на интерпретацию ката. Это очень хорошо использовал Мейерхольд, часто ссылаясь на условность театра «Но» и «Кабуки». Известно, что в этих театрах актёры непрерывно ведут диалог с невидимым миром, в котором, (как бы) находятся предки человечества, или учителя, или Боги. В этих театрах, почти все актёры носят маску и именно благодаря ей (маске) они «…обретают возможность смотреть в лицо невидимого на сцене». Они играют так, как будто они посредники в диалоге с Богом. Одним словом: «надень маску - тогда Боги примут тебя за своего и снизойдут до беседы» 108 Поэтому и считается, что в этих театрах остались религиозные элементы, присущие жреческим инициациям. По словам М.М.Бахтина, например, «…основное значение культовой комической маски – образ смерти». Если же обратиться к карновальной культуре народов мира, то можно обнаружить, что она насквозь пропитана т.н. ликами смерти. Неслучайно венецианская маска баута, по сути, тже – маска смерти. «Ее ношение во время карнавала предпологает временный отказ от собственного лица, индивидуальности, норм морали, средневековой корпоративной принадлежности. (…) На языке символов, ритуальное занавешивание лица, так же, обозначает смерть. Оно традиционно имеет место и в различных инициационных, и в свадебных обрядах (фата), где выполняет функцию обозначения переходного состояния, временной смети.» 109

И последнее – роль, это не маска! Маска – это ничтожный «штрих», самая большая гордость талантливого артиста! Маска может быть меньше ноготка и тоньше волоса… она может быть прозрачной как мысль… и даже неосозноваемой самим артистом… И тем не менее, это то, что делает роль живой! Позволяет цветку роли распустить себя, во всем блеске скрытой под маской органики! Теперь, следуя пословице: «мысли глобально, действуй локально», приступим к непосредственной работе. 110
Но самой лучшей маской, является – ДЕЙСТВИЕ!




104 Карл Саган «Драконы Эдема» (СПб., издат. «Амфора».. 2005)

105 Маска – обычно она опаределяется как - «…специальная накладка на лицо или как человек, носяций такую накладку. Петербургский этнограф А.Д.Авдеев сформулировал более точное и объемное определение: “Маска – специальное изображение какого-либо существа, надеваемое или носимое с целью преображения в данное существо”. Тем самым он отметил главную функцию маски – преображение и перевоплощение сущности человека, создание определенного образа (животного, предка, духа, божества) и действие перевоплощаемого от имени этого образа. Специалисты, изучающие традиционную культуру древних и современных народов мира, выделяют в ней область, в которой производятся ритуалы, обозначающие т.н. переходные состояния. Ритуалы условно разделяют повседневную жизньи пребывание в мире сверхестественного. Переход от реального к сакральному невозможен без магических инструментов, в роли которых выступали не только определенные культовые предметы, но и специально приготовленная еде, питье или даже производившиеся с ритуальной целью увечья. Маска – еще один такой, очень важный, инструмент перехода. (…) Если обратится к происхождению классической театральной маски, трудно не заметить ее ритуального значения. На празднике Анфестерий архонт-жрец в маске изображал Диониса. В эти времена театр был не развлечением, а принятымв Афинах способом чтить могущественного бога, связанного с культом плодородия и смерти» (Мария Медникова «Куда ведет “Путь Масок”»., журнал «Новый Акрополь» №6(43) 2004)

106 Джим Керри (Jim Carrey) - родился в Канаде, в Ньюмаркете (провинция Онтарио) в 1962 году. Призвание свое осознал уже в школе. В пятнадцать лет начал выступать в "Юк-Юк", известном клубе Торонто, и впоследствии исколесил всю Канаду. В 19 лет уехал в Лос-Анджелес, где стал выступать в местных клубах и юмористических шоу. В кино был приглашен после участия в шоу "В живых красках".

107 Например, в могилу умершего (не только этрусска) клали маску, прямо на его лицо. «Маску – соссюрианский грим – "клали" и на лицо актера; античный актер, как и всякий покойник, играл в маске… (стоит ли напоминать, что "personne" – это еще и "никто".) Необходимость закрыть смерти глаза, закрыть глаза на смерть… (…) Смерть, стало быть, "есть" (эфирная) маска, которая позволяет своим резонансом субъекту звучать (быть слышимым/читаемым другими и, следовательно, самим собой). Позволяет субъекту быть. Быть другим, разделенным-в-себе (разумеется, это уже не классический субъект-в-себе, для-себя). Это не "трансцендентальная иллюзия" (смерть – не трансцендентальная иллюзия), но трансцендентальное поле (письменной) речи, в котором субъект, через негацию себя самого – негацию тела, – соотносится с самим собой как с собственной смертью. Гримируя и кремируя, кремируя и гримируя(сь) – двойное effacement, вдвойне, втройне». (Александр Скидан«Критическая масса» гл. «Эфирная маска»)    

108 Томас Воль-Гротт «Шаманские психотехники» (Спб. Издат. «Северный мир». 1996).

109 Мария Медникова «Куда ведет “Путь Масок”»., журнал «Новый Акрополь» №6(43) за 2004г.

110 ОШО «Творчество» (Спб. Издат. «Весь». 2002).

 
Вы здесь  : Главная